Люди нашего города

Список разделов Мариуполь Старый Мариуполь

Модераторы: Байда, Katerinka, Роман

Re: Люди нашего города

#81 Katerinka » 23.07.2011, 23:52

Жданов: неразгаданный сфинкс Ленинграда


Фигура возглавлявшего Ленинград в 1934-1945 гг. Андрея Александровича Жданова и в наши дни вызывает ожесточенные споры. Его ненавидит и проклинает либеральная интеллигенция, поминают добрым словом коммунисты и многие пожилые горожане, а нынешние хозяева Смольного о нем предпочитают умалчивать.

Жданова можно назвать неразгаданным, неизученным сфинксом Ленинграда. До сих пор так и не увидела свет его биография. «АПН Северо-Запад» восполняет этот пробел и начинает публикацию жизнеописания этого выдающегося исторического деятеля в нескольких главах. Автор - историк и публицист Алексей Волынец.

Глава 1. «ТОВАРИЩ АНДРЮША»: БОЛЬШЕВИК ИЗ ПРАВОСЛАВНЫХ

И сказал Господь: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе.
«Бытие» 18:1
Наш герой родился 26 февраля старого стиля 1896 г. в городе Мариуполе, в семье инспектора народных училищ. Вспомним, что ту же должность занимал отец Ленина при рождении будущего лидера русской революции. Но батюшка нашего героя был не только педагогом и чиновником – как ни странно, а, может, в чём-то и закономерно – отец будущего идеолога сталинского СССР изначально тоже специализировался на «идеологии». Ведь православие в те годы было именно официозной идеологией Российской монархии, а отец нашего героя – Александр Алексеевич Жданов – не только родился в семье сельского священника под Рязанью и закончил Рязанскую духовную семинарию, но в 1887 г. блестяще окончил высшее религиозное учебное заведение Российской империи – Московскую духовную академию. Обучаясь, а затем работая доцентом на кафедре Священного Писания Ветхого Завета, магистр богословия Александр Жданов и не подозревал, что через 60 лет его ещё нерождённый сын Андрей создаст в той же Москве аналогичное учебное заведение по идеологии. Только если в православной самодержавной монархии это была богословская академия, то в сталинском СССР аналогичное заведение будет называться Высшая партийная школа.

Впрочем, первые ростки «партийной школы» проявились еще тогда – отец нашего героя не только стал одним из первых в России исследователей Апокалипсиса и создателем популярного в семинариях Империи цикла лекций по истории Ветхого завета, но и увлёкся идеями марксизма и социал-демократии. Что, кстати, тоже не удивительно: искренняя вера в божественную справедливость (а отец Жданова, несомненно, был искренне верующим православным) обязательно приведёт личность к поиску справедливости и на земле. Если, конечно, личность не победит конформист. Сын сельского священника и увлеченный революционными идеями магистр богословия Александр Жданов конформистом не был – из-за конфликта с церковной бюрократией и подозрений в «крамольных» идеях он был со скандалом изгнан из Духовной академии.

В юности Жданов-отец успел поработать учителем в сельской школе, а человек с высшим образованием в провинциях полуграмотной Российской империи был ценным кадром по определению. И покинувший Москву магистр богословия нашел должность в сфере «народного просвещения», тем более что тема его магистерской диссертации звучала «Сократ как педагог». Кстати, студенты Духовной академии на прощание подарили изгоняемому начальством преподавателю привезенную из Иерусалима библию на арамейском языке – потом эта библия всегда хранилась в семье секретаря Политбюро ЦК ВКП(б)…
Чиновничья служба на ниве просвещения занесла инспектора народных училищ Александра Жданова в город Мариуполь. В те годы этот уездный город по количеству иностранных консульств уступал только Санкт-Петербургу – бурно развивавшаяся в Российской империи современная промышленность большей частью принадлежала иностранному капиталу, а Мариуполь был не только одним из крупнейших центров металлургии, но и основным торговым портом для обширного промышленного района с заводами и шахтами Донбасса. Наш герой родился рядом с металлургическими заводами, принадлежавшими немцам, бельгийцам и американцам. Его матушка, урождённая Горская, так же происходила из семьи потомственных богословов и священнослужителей и, как шутили в семье, «состояла в родстве чуть ли не со всем Священным синодом» - среди рода Горских были и ректоры Духовной академии, и епископы.
При рождении нашего героя никто, конечно, и помыслить не мог, что город Мариуполь когда-нибудь будет называться Жданов, и в городе Жданове все заводы будут нашими, а не немецкими или американскими. Символично, что город потеряет это своё новое имя, когда мы потерям и нашу страну со всеми заводами, газетами и пароходами.
Православный богослов и русский социал-демократ Александр Жданов стал первым учителем своего сына, благо знания и педагогический опыт позволяли. Отец принадлежал к той исконной русской интеллигенции, которая вела своё происхождение от Ломоносова и классиков русской литературы. Владея древнееврейским, древнегреческим, немецким и французским языками, зная европейскую культуру, увлекаясь идеями марксизма и социализма, он, тем не менее – выражаясь более поздним языком его сына – не «низкопоклонствовал перед Западом» и был далёк от всяческого новомодного «декаданса».
У отца мальчик не только получил начальное образование, любовь к русской литературе и народным песням, но и знакомство с обеими идеологическими доктринами – с православием и революционными идеями. Александр Жданов умер, когда сыну было всего 13 лет, но заложенное отцом наследие будет проявляться в деятельности сына всю жизнь, даже когда он станет вторым человеком в иерархии сверхдержавы Сталина.
От матери, имевшей прекрасное музыкальное образование, мальчик научился нотной грамоте и игре на пианино, на всю жизнь восприняв вкус к классической музыке.
После смерти отца, семья – мать, Андрей Жданов и три его сестры – переехали поближе к родственникам, в Тверскую губернию. Там наш герой в 1910 г. поступил в Тверское реальное училище и впервые познакомился с местными социал-демократами. Через два года подросток Жданов уже попадет в сводки губернской жандармерии. Примечательно, что наш герой сразу, практически без колебаний примкнёт в революционном движении не просто к социал-демократам, а к их самой радикальной, большевистской фракции Ленина.
В 1915 г. Андрей Жданов закончил Тверское реальное училище (всё на отлично, включая «Закон Божий», с одной четвёркой по рисованию), с того же года исчисляется его партийный стаж в РСДРП(б). Подпольная партийная кличка у нашего героя в те годы – «Юрий», позже этим именем он назовёт своего сына.
Шла мировая война, и первокурсник Московского сельскохозяйственного института убежденный большевик Андрей Жданов активно поддерживал политическую позицию Ленина – бойня, в которой сотнями тысяч гибнут русские люди за интересы английского и французского капитала, должна стать прологом мировой революции.
Ни российская монархия, ни её армия к мировой войне были не готовы. Не хватало всего – от винтовок до младших офицеров (и то и другое в первую очередь массово терялось на поле боя). Но если винтовки еще можно было за горы золота купить в Японии или США, то офицеров нельзя были ни «купить», ни назначать из солдат: большинство солдатской крестьянской массы было либо неграмотно, либо едва умело читать. Поэтому на роль офицеров стали призывать кого угодно, лишь бы с достаточным образованием, а таковых в России «которую мы потеряли» было не так уж много.
Так «неблагонадёжный» студент Жданов в 1916 г. попал в армию. Сначала Царицынский студенческий батальон, где служили неблагонадежные элементы из образованных, затем 3-я Тифлисская школа прапорщиков, один из 15 созданных по всей Империи центров ускоренной подготовки младших офицеров. Здесь Жданов не только изучал стрелковое дело с тактикой, но и познакомился с Грузией и её культурой. С детства склонный к музыке, с отличным слухом и способностями к игре на разных инструментах от рояля до аккордеона, юнкер Жданов быстро освоил некоторые грузинские мелодии и народные песни. Тогда он еще не подозревал, что буквально через несколько лет судьба на всю оставшуюся жизнь сведёт его с грузинским большевиком Джугашвили. И на совместных посиделках они будут хором петь русские, украинские и грузинские песни, по мере употребления водки переходя к матерным частушками и блатным куплетам. Впрочем, хоровое пение и потребление горячительных напитков будет совсем не главным занятием этой компании…

Пока же прапорщик Жданов был направлен командиром взвода в 139-й запасной пехотный полк в уездный городок Шадринск огромной, охватывавшей весь Урал, Пермской губернии. В истории России этот затерянный на южном Урале город прославился только «картофельными бунтами» в середине XIX века, когда чиновники Николая I заставляли казённых крестьян переходить с зерна на картошку и слёзно писали начальству: «картофку, окаянные, не берут для посадки…» Тёмные крестьяне сочли насильственную посадку неведомой «картофки» одним из признаков начинающегося конца света, Апокалипсиса (того самого, что изучал отец нашего героя в Духовной академии). Среди крестьян пошли раскольничьи слухи, что «картофель есть отрождение того заветного яблока, за которое лишился блаженства первоначальный человек, и что когда оно с проклятиями было брошено на землю, то от него родился картофель и, следовательно, семя сие есть антихристово»… Крестьян тогда просветили в ортодоксальном богословии при помощи войск, многих отправили просвещаться дальше на каторгу.

Заметим, что к 1917 году основная масса сельского населения, как оставшегося в деревне, так и одевшего солдатские шинели, в своём развитии недалеко ушла от своих бунтовавших против апокалиптического картофеля дедушек. На этом фоне начитанный московский студент и тифлисский прапорщик Жданов был не только высокообразованным человеком, но и безусловным авторитетом, способным убедить слушателя цитатами хоть из Маркса, хоть из Библии. При этом молодой прапорщик не сторонился солдат, здоровался с ними за руку, обращаясь «Товарищ!» В том строго сословном обществе, с извечным делением на «голубую кровь» и прочее быдло, это было смелым и эпатирующим шагом. «За унижение чести русского офицерства» прапорщика Жданова исключили из полкового офицерского собрания. Исключавшие Жданова командиры запасного полка не могли знать, что этот странный 20-летний прапорщик со временем получит золотые погоны генерал-полковника, вынесет самую страшную городскую осаду в истории человечества и маршалы сильнейшей армии мира будут первыми отдавать ему честь.

Но накануне 1917 г. прапорщику искренне не улыбалось отправляться на фронт погибать за интересы русского царя, британского короля и французского президента – и он вёл антивоенную пропаганду среди крестьян-солдат запасного полка. Впрочем, нелегальная политика была далеко не единственным увлечением 20-летнего парня. Он достаточно быстро познакомился с немногочисленной интеллигенцией уездного Шадринска, а вскоре стал публиковать свои статьи и заметки в единственной местной газете «Исеть». Её редактор – Николай Здобнов – был на несколько лет старше нашего героя, тоже отучился в одном из московских институтов и был нелегальным социалистом-революционером.
Эсеров Андрей Жданов не любил, на первом курсе Московского сельскохозяйственного института он был единственным социал-демократом среди поголовно сочувствовавших эсерам студентов. Но в Шадринске эсер Здобнов являлся одним из немногих, с кем можно было поговорить и поспорить «за политику». К тому же у жены эсера была подруга по шадринской гимназии Зинаида Кондратьева, дочь ссыльного, и ей не на шутку увлёкся наш молодой прапорщик. Провинциальная гимназистка из революционной семьи ответила взаимностью московскому студенту.

Влюбленный прапорщик Жданов при первой возможности прибегал из полка в редакцию газеты «Исеть» и развлекал её сотрудников и свою возлюбленную пением, а также организовывал любительские театральные спектакли. В ту «доисторическую эпоху», когда даже патефоны были роскошью, а радио еще воспринималось как элемент научной фантастики, людям приходилось развлекать себя собственными силами. И тут поющий и играющий на рояле прапорщик был вне конкуренции.

Тем временем, ранняя весна 1917 г. принесла товарищу Жданову не только взаимную любовь, но и не менее долгожданную революцию. Как только вести о февральских событиях в Санкт-Петербурге достигли Шадринска, Жданов откликнулся на них статьей в «Исети» от 15 марта 1917 г. «Перспективы рабочего движения». Это была, пожалуй, первая программная и идеологическая работа нашего героя – позднее он будет их писать сотнями, и вся большая страна будет внимательно вникать в его строки. Пока же большевик Жданов и его приятель эсер Здобнов в марте 1917 г. устроили в Шадринске «комиссию по организации митингов для разъяснения революции». В те далёкие времена редкостью были не только патефоны, но даже газеты были дефицитом и продуктом весьма сложной для тех лет техники, не говоря уже о том, что большинство неграмотного и малограмотного населения либо не могло их прочесть вовсе, либо просто не врубалось в прочитанное по слогам. Поэтому народные митинги были единственным всем доступным «средством массовой информации». Именно на этих солдатских и крестьянских митингах весны 1917 г. Андрей Жданов научился публично говорить с массами людей. Позднее все очевидцы, даже недоброжелатели, будут высоко отзываться о Жданове как об ораторе.
Наш герой был лидером маленькой группки большевиков в уездном городе. «Мещанское болото, - говорил он в 1917 г. о Шадринске, - засели здесь эсеры и меньшевики, а брехуны они несусветные…» Провинциальной революцией «рулили» эсеры – вскоре друг Жданова эсер Здобнов стал председателем Шадринской городской думы (на выборах эсеры получили 31 место из 33). Жданову приходилось много и безрезультатно спорить с другом и политическим соперником Здобновым.
Тем временем революция продолжалась, и к концу ноября 1917 г. в Шадринск пришли вести об октябрьских событиях. Большевик Жданов был в восторге. Но Октябрь в уездном городе обернулся так называемой «пьяной революцией».

В годы Первой мировой войны в России действовал «сухой закон». В условиях, когда самогонный аппарат был для большинства очень сложным техническим устройством, обычная прозрачная водка стала для масс населения, особенно для одетых в солдатские шинели мужиков, жутким дефицитом и предметом несбыточных мечтаний. А в Шадринске на местной винокуренной фабрике скопились огромные запасы спирта, предназначенного для отправки на военные заводы. Февральская революция и так сломала армейскую дисциплину, а уж после того как в Питере мало кому известные большевики скинули бессильное Временное правительство, мобилизованные солдаты сочли, что пора разъезжаться по домам. Но перед этим многие самовольно демобилизованные из многочисленных учебных полков решили заехать в Шадринск за вкусным спиртом… В итоге в конце ноября 1917 г. город оказался в руках неорганизованной, пьяной и вооруженной винтовками толпы. Как писал очевидец: «После этого весь город был подвергнут пьянству почти полтора месяца… Жертвами этого погрома пало 86 человек».

Хотя позднее многие политические недоброжелатели будут обвинять Жданова в склонности к лишней стопке водки, в дни «пьяной революции» главный в провинциальном городе большевик сохранял трезвую голову и вместе с председателем городской думы Здобновым организовал «Комитет общественного спасения». Основные запасы спирта успели вылить в воды реки Исеть. На языке вогулов «И сеть» - много рыбы. Подозреваю, в тот год рыбы в Исети стало поменьше.

Решительные действия бывшего прапорщика Жданова в ходе подавления «пьяной революции» фактически сделали его властью в уездном городе. В Рождественские праздники, когда Шадринск допивал последние остатки спирта, большевик Жданов совместно с анархистом Петровым «захватили» городскую типографию и провозгласили что в городе теперь вместо либерально-эсеровской газеты «Народная мысль» будет печататься анархо-большевистская газета. Не определились только с названием – то ли «Рабочий и крестьянин», то ли «Путь к коммуне». На следующий день в помощь Жданову из Екатеринбурга приехал матрос Хохряков с пулемётом «Максим», и исполнительная власть в Шадринске окончательно перешла в руки нашего героя… Кстати, этот балтийский матрос Хохряков был примечательной личностью – вскоре он застрелит при попытке к бегству задержанного в Екатеринбурге за антибольшевистскую агитацию двоюродного брата Ленина, затем поучаствует в расстреле последнего царя и погибнет в первых боях с белыми.
Но вернемся к Жданову. Несмотря даже на единственный в городе пулемёт, резолюция о поддержке городским сходом большевиков и Советов прошла в Шадринске с перевесом всего в один голос – вторая половина городского политического актива всё еще поддерживала правых эсеров и Учредительное собрание.
Приятель Жданова и его основной политический соперник Здобнов был еще летом от Пермской губернии избран депутатом «Учредилки» и уехал в Петроград принимать участие в Учредительном собрании. Сам Жданов в январе 1917 г. организовал и провёл в Шадринске уездный съезд рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. На съезде присутствовало четыре сотни человек, наш герой был избран уездным комиссаром земледелия.
На основе решений съезда Жданов тут же стал реализовывать основной ленинский лозунг «Землю - крестьянам!» Помещичьи земли еще до весеннего сева поделили между крестьянами, что обеспечило новой власти неведомых ранее большевиков поддержку большинства населения. Помимо банального раздела земли большевик Жданов предложил беднейшим крестьянам объединить свои усилия и организовать совместные хозяйства-коммуны. Весной 1918 г. при помощи Жданова под Шадринском на землях помещика Протопопова 15 крестьянских семей организовали коммуну с колоритным названием «Первый просвет новой жизни». Через несколько месяцев лидеров крестьянской коммуны расстреляют белогвардейцы.
Лето 1918 г. стало в России началом полномасштабной гражданской войны. Эсер Здобнов будет среди тех членов разогнанной «Учредилки», которые тем летом при помощи резидентов Антанты и чехословацкого корпуса начнут на Урале и Поволжье гражданскую войну против большевиков. Антанта навяжет этим либерально-демократическим повстанцам в качестве командующего адмирала Колчака. Колчак же, будучи бездарным, но амбициозным диктатором, вскоре начнёт арестовывать и расстреливать «призвавших» его ранее депутатов разогнанного Учредительного собрания. В итоге в 1919 г. эсер Здобнов попадёт в колчаковскую тюрьму и от расстрела его спасёт только стремительное наступление красных.
В это время большевик Жданов становится Екатеринбургским окружным комиссаром Красной Армии. По сути, он стал одним из первых организаторов РККА на Урале. Здесь ему придётся пережить тяжесть поражений в первых столкновениях с мятежным чехословацким корпусом, полками «Омской директории» и армиями «Верховного правителя Российского государства» Колчака. Именно в те месяцы появятся в истории нашей страны имена Фрунзе, Чапаева, Тухачевского, Блюхера. Бывший прапорщик Жданов играл в этих событиях куда менее заметную роль – он занимался вопросами политической пропаганды бойцов Красной Армии, местного населения и солдат противника. В условиях гражданской войны – особенно в условиях гражданской войны! – политическая пропаганда или, говоря современным языком, «информационно-психологическая война» была оружием не менее важным и действенным, чем винтовки и пушки. Одним из полководцев таких формально «бумажных» незаметных сражений и был 23-летний большевик Андрей Жданов.

Летом 1918 г., в самом начале гражданской войны, наш герой успел ещё и жениться на свой возлюбленной Зинаиде Кондратьевой. Убеждённый коммунист и атеист комиссар Жданов обвенчается с невестой по православному обряду в церкви. Показателен для его психологической характеристики и тот факт, что Жданов на всю жизнь сохранит доброе отношение к своему политическому противнику Николаю Здобнову.
Здобнов, освобожденный из колчаковской тюрьмы благодаря успехам большевистских армий, в результате всех этих потрясений отошёл от политики и в течение двадцати лет всей оставшейся жизни занимался исследованиями русского книгопечатания и книгоиздания, став классиком русской и советской библиографии. Жена Здобнова поддерживала отношения со своей бывшей подругой по гимназии Зинаидой Ждановой (в девичестве Кондратьевой). И, когда в 30-е годы воевавшего против большевиков бывшего эсера не раз арестовывали, из далекой Москвы звонили от уже всемогущего члена Политбюро ЦК ВКП(б) А.А.Жданова, и Здобнова освобождали. Летом 1941 г. уже пожилой человек Здобнов просится на фронт добровольцем. Но в начале войны органы госбезопасности лихорадочно «зачищают» все мало-мальски сомнительные и подозрительные элементы, и шадринский эсер вновь попадает в тюрьму. Его далекий всемогущий друг революционной молодости отрезан от России в Ленинграде, который окружают немецкие танки группы армий «Север». Арестованный Здобнов умирает в заключении в 1942 г. Через два года, вскоре после снятия блокады, в еще воюющем СССР в условиях тотального дефицита всего, с подачи Жданова, публикуется рукопись репрессированного эсера «История русской библиографии». Сохранённые благодаря Жданову научные работы Здобнова будут еще не раз переиздаваться во 2-й половине ХХ века.
Думаю, на основе уже изложенных фактов читателю понемногу вырисовывается психологический портрет нашего героя. Андрей Александрович Жданов, безусловно, был искренним фанатиком большевистской революционной идеи, способным на решительные насильственные действия при помощи популизма и пулемёта. Но при этом он не был фанатиком узколобым – в годы «воинствующего безбожия» был способен проявить уважение к религиозным чувствам других людей и даже в условиях гражданской войны мог сохранить человеческое отношение к своему политическому противнику.
В культурном плане для тех лет это был очень хорошо образованный человек, влюблённый в русскую классическую культуру, искренне презиравший морфинистский декаданс «серебряного века», хотя и способный оценить отдельные его произведения.

При этом Жданов из документов и отзывов современников предстаёт ещё и весьма талантливым человеком – искусный оратор, отличный журналист, способный музыкант и певец, неплохой актёр. Добавим, что даже его откровенные недоброжелатели (вроде злого на язык Никиты Хрущёва) уже после смерти называли Жданова обаятельным человеком. В дружеской компании он мог весело спеть оперную арию или русскую народную песню, сыграть на рояле или гармошке, жизнерадостно выпить водки и рассказать смешной анекдот. И всё это не мешало ему быть непоколебимым в своей убежденности «политическим солдатом».

В ходе гражданской войны Жданову пришлось быть «политическим солдатом» в самом прямом, не переносном смысле этого слова. Зиму 1918-1919 гг. он застал в политотделе 3-й армии восточного фронта. Тогда ему вместе с другими бойцами пришлось пережить самый тяжелый период боёв с Колчаком – то что большевики сразу же назвали «пермской катастрофой». В декабре 1918 г. 3-я армия под ударами екатеринбургской группы войск Колчака потеряла половину из своего 30-тысячного состава и оставила г. Пермь. Через 22 года, летом 1941-го Жданов вспомнит этот разгром и пермское отступление, тогда ему очень пригодиться опыт работы и обороны в самых катастрофических условиях. В январе 1919 г. для расследования причин поражения под Пермью по поручению Ленина в 3-ю армию прибыли Дзержинский и Сталин. Так наш герой впервые познакомился с будущим лидером советской сверхдержавы и мирового коммунизма.
К лету 1919 г., когда наступление Колчака было разгромлено и преуспевший в массовых расстрелах «Верховный правитель» начал своё отступление на восток прямо к иркутской проруби, комиссар Андрей Жданов отпрашивается в командировку к семье в Тверь. В дом матери и сестёр он привозит свою жену Зинаиду на последнем месяце беременности. В августе 1919 г. – когда Колчак отступает за Урал, а Деникин рвётся к Москве – у него рождается сын. Отец называет первенца Юрий, по подпольному имени, которое носил в нелегальной организации тверских социал-демократов.
В те дни Жданов хорошо знал: если деникинцы возьмут Москву, ни ему, ни его семье не жить. Он включается в подготовку формировавшихся в Твери кавалерийских частей – «комиссарит» в Тверской кавалерийской школе имени Коминтерна. Один из учеников Жданова, красный курсант Сергей Лемешев, увлеченно распевавший вместе с новым комиссаром строевые песни, в 30-40-е гг. станет ведущим оперным певцом Большого Театра.
В 1920 г. образованный и уже опытный молодой комиссар, к тому же имеющий в Твери хорошую дореволюционную репутацию и связи, быстро становится одним из самых авторитетных тверских большевиков. Ему поручают руководство губернской плановой комиссией и бюро по политической работе. Фактически, наш герой становится главным по экономике и идеологии в масштабах Тверской губернии.

Тверь в те годы из-за перипетий мировой войны достаточно случайно стала одним из научно-промышленных центров страны. Именно сюда был эвакуирован знаменитый «Русобалт» - Русско-балтийский вагоностроительный завод, единственный в бывшей Российской империи промышленно производивший автомобили и самолёты. Здесь же в годы мировой войны возникла основная радиостанция международной связи, в мастерской которой впервые в России начли производить радиолампы для радиоприёмников и радиостанций. И весь этот «хай-тек» начала ХХ века в условиях разрухи и разброда гражданской войны попал в ведение комиссара Жданова.

После раздела помещичьей земли в Шадринском уезде, это был первый опыт экономического управления для нашего героя. Понимая все свалившиеся на страну сложности, он активно поддержал противный марксистским догматикам НЭП. «Государство оставляет в своих рука максимум того, что при данном состоянии государственных ресурсов оно может удержать», - пояснял Жданов в «Тверской Правде». Тогда же, в 1920-21 гг. им написана целая серия статей о кооперации.
Помимо экономических проблем, Жданов занимался в Твери и организацией первой партийной школы, в которой читал лекции о развитии капитализма, об истории Интернационала, о кооперации и т.п.
По завершении основных боёв Гражданской войны в партии была объявлена первая чистка с целью убрать из организации случайно попавших в её ряды граждан. Рассматривались дела и биографии всех членов партии. Жданову смогли предъявить только «непролетарское» происхождение и венчание в церкви. Но первый вопрос снимался его дореволюционным стажем и активной деятельностью во время революции и гражданской войны, а по поводу венчания Жданов спокойно пояснил – «в бога, натурально, не верю», а венчался по настоянию родителей невесты «требовавших гарантий женитьбы». Комиссию по чистке партии эти ответы удовлетворили.

Активного и жизнерадостного Жданова тверские земляки за молодость прозвали «товарищ Андрюша». В конце 1921 г. тверские коммунисты избирают 25-летнего большевика председателем Губкома РКП(б), т.е. главным партийным начальником Тверской губернии.
На новой должности Жданова заметили в высшем партийном руководстве и уже через пол года ЦК РКП(б) принял решение перевести молодого и опытного большевика в руководство Сормовской партийной организации под Нижним Новгородом – там был один из важнейших центров промышленности, а губернская парторганизация часто конфликтовала с Москвой. В то время на Сормовском заводе производились первые в нашей стране танки, копии захваченных у интервентов машин – первые образцы танков русского производства носили личные имена «Борец за свободу товарищ Ленин», ««Борец за свободу товарищ Троцкий» и т.п.

Назначение было ответственным, а назначение по решению ЦК было явным повышением в партийной карьере. Но товарищ Жданов откровенно не хотел покидать родную Тверь с её налаженной партийной работой, более того – он не стремился к большой политической карьере управленца, предлагая ЦК «целесообразнее использовать меня на лекционной и пропагандистской работе, к которой имею способность». К тому же в это время наш герой свалился с тяжелейшей ангиной – конечно, ангина была менее опасна, чем свирепствовавшие в те времена холера или тиф – но в итоге болезни ослабленный годами гражданской войны организм получил осложнения на сердце. Фактически, совсем молодой человек стал инвалидом-«сердечником» и проблемы с сердцем теперь будут преследовать Жданова четверть века до самой смерти.

Партийная дисциплина не принимала отговорок, и в июле 1922 г. для нашего героя начался новый этап жизни. Тверской губернский комитет РКП(б) дал отъезжающему товарищу следующую партийную характеристику: «Выдержанный партиец губернского масштаба. Теоретически развит, хороший организатор. Советский и партийный работник, лектор, пропагандист, журналист…» Перед отъездом Жданова «Тверская правда» опубликовала тёплую прощальную статью, где тверяки желали удачи на новом месте «товарищу Андрюше».
Продолжение следует

http://www.apn-spb.ru/publications/article8971.htm

Алексей Волынец
Учите историю, господа!
Katerinka
Автор темы
Репутация: 90 (+94/−4)
Лояльность: 70 (+71/−1)
Сообщения: 29610
Темы: 319
С нами: 8 лет 3 месяца

Re: Люди нашего города

#82 Олена » 24.11.2011, 13:10

Я тут розшукували в Інеті інформацію про Трегубова. Дивіться, що знайшла (але може це всім і так вже відомо? ;)

Сайт: http://jewage.org/wiki/ru/Profile:P0744486660

Абрам Трегубов
tregubov.jpg

Рождение 1864
Смерть 1924
Возраст 59
Родители Михаил Трегубов , Фрума Соломоновна
Партнеры Амалия Эйнгорн (я так розумію, що мається на увазі дружина)
Amalija_Ejngorn.jpg

Дети: Любовь Трегубова, Юлия Трегубова,
Александр Трегубов,
A.Tregubov.jpg

Мария Трегубова

І там є така маленька стаття:

"По информации, которую предоставляет Лев Яруцкий в своей книге "Евреи Приазовья" Абрам Трегубов владел в Мариуполе паровой мельницей, домом на Константиновской (в период СССР - Энгельса), в котором с 1917 по 1918 годы располагался Военно-революционный комитет, двухэтажным особняком, недалеко от Театра драмы, в котором позже разместилось местное ЧК, а потом и фабрика "Ремобувь", а также особняком из красного кирпича на углу Константиновской и Георгиевской, в котором в то время находилось мариупольское казначейство, а в советское время - автошкола."
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
У домов, как у людей, есть своя душа и свое лицо, на котором отражается их внутренняя сущность.
Александр Дюма - отец
Олена
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 175
С нами: 6 лет 11 месяцев

Re: Люди нашего города

#83 Олена » 24.11.2011, 13:10

Я тут розшукували в Інеті інформацію про Трегубова. Дивіться, що знайшла (але може це всім і так вже відомо? ;)

Сайт: http://jewage.org/wiki/ru/Profile:P0744486660

Абрам Трегубов
tregubov.jpg

Рождение 1864
Смерть 1924
Возраст 59
Родители Михаил Трегубов , Фрума Соломоновна
Партнеры Амалия Эйнгорн (я так розумію, що мається на увазі дружина)
Amalija_Ejngorn.jpg

Дети: Любовь Трегубова, Юлия Трегубова,
Александр Трегубов,
A.Tregubov.jpg

Мария Трегубова

І там є така маленька стаття:

"По информации, которую предоставляет Лев Яруцкий в своей книге "Евреи Приазовья" Абрам Трегубов владел в Мариуполе паровой мельницей, домом на Константиновской (в период СССР - Энгельса), в котором с 1917 по 1918 годы располагался Военно-революционный комитет, двухэтажным особняком, недалеко от Театра драмы, в котором позже разместилось местное ЧК, а потом и фабрика "Ремобувь", а также особняком из красного кирпича на углу Константиновской и Георгиевской, в котором в то время находилось мариупольское казначейство, а в советское время - автошкола."
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
У домов, как у людей, есть своя душа и свое лицо, на котором отражается их внутренняя сущность.
Александр Дюма - отец
Олена
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 175
С нами: 6 лет 11 месяцев

Re: Люди нашего города

#84 Олена » 24.11.2011, 13:13

О, щось в мене заглючив Інет :crazy: :%)
Пробачте, що продублювалося повідомлення :)

А ще є фото Марії Трегубової
Мария_Трегубова.jpg
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
У домов, как у людей, есть своя душа и свое лицо, на котором отражается их внутренняя сущность.
Александр Дюма - отец
Олена
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 175
С нами: 6 лет 11 месяцев

Re: Люди нашего города

#85 Натали » 24.11.2011, 16:29

Олена, спасибо большое! :Rose:
Натали
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 4 (+4/−0)
Сообщения: 155
С нами: 6 лет 10 месяцев

Re: Люди нашего города

#86 Олена » 24.11.2011, 16:46

Натали
Та нема за що! :)
У домов, как у людей, есть своя душа и свое лицо, на котором отражается их внутренняя сущность.
Александр Дюма - отец
Олена
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 175
С нами: 6 лет 11 месяцев

Re: Люди нашего города

#87 gokhman » 16.01.2012, 13:33

Олена писал(а):Я тут розшукували в Інеті інформацію про Трегубова. Дивіться, що знайшла (але може це всім і так вже відомо? ;)

Сайт: http://jewage.org/wiki/ru/Profile:P0744486660


На сайте jewage.org это я выложил фотографии! :secret:


Фотографию Трегубовых я недавно выкладывал в разделе "Старый Мариуполь", там есть и отрывок из книги Льва Яруцкого!


Вот эта фотография:
Последний раз редактировалось gokhman 17.01.2012, 08:44, всего редактировалось 2 раз(а).
gokhman
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 44
С нами: 5 лет 10 месяцев

Re: Люди нашего города

#88 gokhman » 16.01.2012, 13:37

Амалия и Абрам Трегубовы

9 сент 1913 г.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
gokhman
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 44
С нами: 5 лет 10 месяцев

Re: Люди нашего города

#89 gokhman » 18.01.2012, 09:04

Говоря об истории Мариуполя и об известных людях этого города, хочется вспомнить еще одну фамилию – ЭЙНГОРН.


Вот отрывок из статьи С.Бурова «Архитектор Александр Эйнгорн» в «Приазовском рабочем» от 05 апреля 2006 г.


«Наш город упоминался в статье, посвященной архитектору Эйнгорну, члену-корреспонденту Академии архитектуры СССР, почетному члену Королевского общества британских архитекторов.
Оказалось, что Александр Львович Эйнгорн родился в Мариуполе. Произошло это событие 12 декабря 1888 года.»

http://www.pr.ua/news.php?new=2139


Пара комментариев:

Дед Александра Львовича Эйнгорна был потомственным почетным гражданином, он был врачом,
звали его Елиазар Гершевич Эйнгорн.


Похоронен он в Мариуполе, на еврейском кладбище.
Вот надгробный памятник (к сожалению, в ужасном состоянии) на его могиле:

http://www.jewishmariupol.com.ua/conten ... 2_2468.jpg


По поводу даты рождения А.Л.Эйнгорна:


Запись в метрических книгах Мариупольской синагоги гласит, что родился он в селе Павловка Мариупольского уезда 2-ого января 1889 года, отец - действительный студент Императорского С.Петербургского Университета Леон Елиазарович Эйнгорн.

Еще один интересный факт:

Родная сестра Леона Эйнгорна (ее звали Амалия) была замужем за А.М.Трегубовым.
Ее фотография есть на этой странице.
gokhman
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 44
С нами: 5 лет 10 месяцев

Re: Люди нашего города

#90 gokhman » 23.01.2012, 13:55

Информация, которую предоставила Олена о семье Трегубовых абсолютно верная!

Вот документ о составе семьи Трегубова М.Г. (данные за 1898 г.):
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
gokhman
Репутация: 0 (+0/−0)
Лояльность: 0 (+0/−0)
Сообщения: 44
С нами: 5 лет 10 месяцев

Пред.След.

Вернуться в Старый Мариуполь

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 8 гостей